Редколонка / июль 2020
Blacklist does not exist

Анастасия
Самсонова

корреспондент ComNews.ru
© ComNews
06.07.2020

Техническая терминология айтишников пала жертвой истерии, разворачивающейся вокруг тематики расизма и гендерного неравенства в США. Инженеры Twitter вдруг обнаружили, что некоторые общепринятые технические термины в ИТ-сфере вызывают негативные ассоциации, и заявили, что собираются отказаться от них. На первый взгляд, это личное дело отдельно взятой компании, но проблема заключается в том, что Twitter намерен убрать такие "оскорбительные" термины из технической документации и переписать выбранные слова в существующем коде.

В сообщении инженерной службы Twitter говорится о том, что инклюзивный язык играет важнейшую роль в создании среды: "В Twitter язык, который мы используем в нашем коде, не отражает наши ценности как компании и не представляет людей, которым мы служим. Мы хотим это изменить". На волне поддержки движения Black Lives Matter американская компания приводит список стандартных для отрасли терминов, среди которых blacklist ("черный список"), whitelist ("белый список"), master - slave ("хозяин - раб", обозначает тип архитектуры ИТ-системы). От них Twitter откажется, перейдя на политкорректный и нейтральный новояз, вроде denylist ("список отказов") вместо blacklist, пары leader - follower ("ведущий - ведомый") вместо master - slave и т.д. Вокруг нас постоянно что-нибудь переименовывают - города, улицы, страны. И казалось бы, ничего страшного, живем как жили. Ничего же по факту не меняется. В чем же опасность ситуации с Twitter?

Проблема в том, что инженеры Twitter напрямую обещают переписать "оскорбительные" термины в существующем коде, и компания их исключит из технической документации. То есть по факту появляются технические стандарты Twitter и технические стандарты всех остальных. Кроме того, с очень высокой долей вероятности, вслед за Twitter, к такому движению будут вынуждены присоединиться Google, Facebook и другие американские компании, а также часть остального ИТ-сообщества. А это значит, что единых стандартов больше не будет. Отсутствие стандартов - единого понятийного аппарата в первую очередь - это проблема, ведь программисты временами попросту перестанут понимать друг друга.

Когда появляется какая-то новая ИТ-сфера, например ИИ или блокчейн, - первое, что делается, создаются стандарты, а именно глоссарий - единая терминология, понятная отрасли в международном масштабе. Основываясь на общем понятийном аппарате, отрасль начинает развивать новые технологии, и, наоборот, отсутствие стандартов или их размывание тормозит развитие отрасли или ее отдельных направлений.

Маркетинговые службы множества американских компаний уже "переобулись в воздухе" и стремятся оседлать кампанию против расизма, поднявшуюся после убийства Джорджа Флойда. Twitter хочет изменить общепринятую терминологию в технической документации не по причине появления новой технологии и даже не из-за конкуренции и желания укрепить свои позиции на рынке, а в угоду нерешенным расовым проблемам США, и за это придется заплатить другим.

Во-первых, вычищать слова и переписывать фразы в цифровом мире и языке дороже, чем запрещать их в речи или на бумаге. Недостаточно просто заявить, что что-то больше не является нормой. Принимать new normal придется, монотонно стуча по клавиатуре. Из-за того, что в США якобы плохо обращаются с чернокожими, в других странах тоже придется переименовывать понятия в ИТ-стандартах и кодах, а это стоит времени и денег.

Во-вторых, запреты от отдельно взятой компании - это не голос рынка, хотя к трелям "птички", скорее всего, присоединятся и другие корпорации. В-третьих, важна сама мотивация. Ситуация с Twitter разворачивается под давлением внешних обстоятельств, и тем компаниям, которые никакого отношения к расовым и гендерным проблемам американского общества не имеют, придется рефлексировать над чужими историческими фактами. Едва ли всему профессиональному ИТ-сообществу это понравится.

В технической документации все прописано теми терминами и определениями, которые понятны не только программистам Twitter, но и айтишникам Уганды, Китая, России и других государств. В погоне за политической корректностью и зарабатыванием PR-очков на локальном рынке ИТ-отрасль на самом деле делает хуже себе, и это происходит потому, что информационные технологии по-математически точны, но при этом зависимы от английского языка. А он, как известно, самый политкорректный в мире.

В цифровом мире мы живем по стандартам, придуманным американцами, и они задают эти правила, потому что могут. Остальным не столь развитым в части технологий странам пока нечего им противопоставить. Собственных правил поведения, принятых всем сообществом, у нас нет: либо в джинсах Levi's, либо без штанов - вот между чем мы здесь выбираем.

Слова появляются, чтобы называть новые предметы и явления по естественной необходимости. И это правильно. И любой язык, в том числе и техническая терминология в цифровой среде, сам по себе - не инструмент унижения или возвышения стран, рас или наций. Таковым он становится только по прихоти политически ориентированных групп. Если есть социальные проблемы с чернокожим населением, надо решать их, а не изменять технические документы.