Новости / июнь 2021
Промышленные данные попали в фокус регуляторики

Минэнерго России инициировало разработку законопроекта об использовании промышленных данных - с целью превращения их в товар и налаживания обмена ими между участниками рынка. Однако идею регулирования рынка промышленных данных законом разделяют не все: Минцифры выступает за саморегулирование, а практика работы крупных компаний показывает, что каждая из них хочет заработать на корпоративных данных и платформах.
© ComNews
10.06.2021

О том, что в России началась работа по созданию закона об использовании промышленных данных, рассказал заместитель министра энергетики РФ Павел Сорокин (на фото - слева) на Петербургском международном экономическом форуме (ПМЭФ-2021) - в ходе специальной сессии "Большие данные и цифровые платформы для синергии отраслей производства". По его словам, уже действует инициативная рабочая группа для подготовки такого законопроекта, которая пока проработала подход к разработке закона, предварительные предложения и гипотезы. В качестве активных участников процесса Павел Сорокин назвал Минэнерго, Минцифры, Минпромторг, "Газпром", "Газпром нефть", "Роснефть", "Росатом", "Россети" и Vygon Consulting. При этом инициаторы рассчитывают, что примерно за год удастся дойти до принятия закона и внесения изменений в смежные нормативно-правовые акты, и с 2022-2023 гг. начать его внедрение.

"Из всех отраслей промышленности самым большим генератором данных является нефтегазовая", - отметил Павел Сорокин. По его оценке, средняя нефтегазовая компания ежедневно генерирует свыше 3000 петабайт информации, в то время как компания из сферы ретейла - всего 0,1-10 терабайт. По оценке Института статистических исследований и экономики знаний НИУ "Высшая школа экономики" (ВШЭ), технологии сбора, обработки и анализа больших данных к 2020 г. внедрили 28% предприятий из сектора добычи полезных ископаемых, 18% обрабатывающих производств и 18% организаций, занимающихся обеспечением электроэнергией, газом или паром. О планах внедрения подобных технологий заявили, соответственно, 40%, 36% и 34% участников рынка.

По замыслу инициаторов, закон об использовании промданных упростит обмен данными между компаниями и государством, а также зафиксирует единые стандарты хранения и обмена данными. Как подчеркнул Павел Сорокин, принятие такого закона обеспечит обмен и распространение промышленных данных, необходимых для повышения качества технологий искусственного интеллекта (ИИ) в индустриальных отраслях экономики. В частности, создание единой платформы обмена данными между государством и компаниями, с учетом дополнительного эффекта от внедрения ИИ в нефтегазовой отрасли, должно привести к снижению транзакционных издержек на 60% к 2030 г. За счет оптимизации планирования разработки, подбора параметров бурения и эксплуатации скважин авторы законопроекта надеются довести дополнительный объем добычи нефти в РФ в 2022-2030 гг. до 150 млн тонн (для сравнения, в 2019 г. в России добыто 568 млн тонн нефти и газового конденсата, а в 2020 г. - 512,68 млн тонн). Благодаря оптимизации режимов работы погружного оборудования предполагается на 10% (в абсолютном выражении - на 300 млрд руб.) сократить затраты на добычу нефти, а в электроэнергетике - применяя предиктивное обслуживание энергооборудования, снизить потери за счет сокращения времени простоев на 65 млрд руб. (все планы также относятся к периоду 2022-2030 гг.).

"Пока мы не откроем для участников рынка определенный объем данных, соответствующих решений и эффектов не появится, - убежден директор дирекции по цифровой трансформации ПАО "Газпром нефть" Андрей Белевцев (на фото - справа). - Федеральный закон о промышленных данных - это способ систематизировать и отрегулировать такую работу". Он подчеркнул, что речь не идет об открытии всех данных той или иной компании: достаточно сформировать качественный набор данных (дата-сет). "Мы использовали референсные дата-сеты и добились того, что на конкретном месторождении сейчас специалистам нужно произвести разметку только 2% от того объема, который раньше приходилось вручную выполнять геологам. Далее ИИ уже может делать интерпретацию остального объема данных сейсмики, что ускоряет этот участок работы в десятки раз", - сообщил Андрей Белевцев.

С таким подходом согласился генеральный директор компании "Цифрум" (ГК "Росатом") Борис Макевнин: "Для нас закон о промышленных данных является одним из способов сокращения издержек на владение данными, а также повышения скорости и качества разработки цифровых продуктов, за счет референсных дата-сетов".

Куратор комиссии при президенте РФ по вопросам стратегии развития топливно-энергетического комплекса и экологической безопасности Кирилл Молодцов смотрит на эффект закона о промышленных данных более утилитарно. Он вспомнил, как для разработки Штокмановского месторождения пришлось подписать около 1,5 млн различных документов, которые едва уместились в два 5-тонных грузовика (в 2010-2012 гг. Кирилл Молодцов был заместителем главного исполнительного директора и вице-президентом по ТЭО и координации проектной компании Shtokman Development AG). "Такие документы - тоже промышленные данные, и единственный способ отказа от них - цифровые двойники", - заявил Кирилл Молодцов.

Правда, Андрей Белевцев указал, что BIM-модель далека от настоящих "цифровых двойников", и добавил: "По-настоящему крутые вещи возникают тогда, когда удается создать "цифровой двойник" физических и химических процессов, которые, к примеру, происходят на конкретной установке нефтеперерабатывающего завода. Это сложная математика, сложное моделирование".

Заместитель министра цифрового развития, связи и массовых коммуникаций РФ Максим Паршин (на фото - в центре) публично усомнился в необходимости принятия закона об использовании промышленных данных. Оговорившись, что высказывает личное мнение, а не позицию Минцифры, он сказал: "Закон - это максимально жесткий способ регулирования, он ограничивает права и свободы. Рынок можно регулировать и более мягкими способами. Может быть, участники рынка должны поработать друг с другом и договориться о саморегулировании. Там, где есть энтузиасты - такие соглашения достижимы". В качестве примера Максим Паршин привел дискуссию о трансграничном обмене данными, которая сейчас идет на уровне Евразийского экономического союза (ЕАЭС).

Министр по внутренним рынкам, информатизации, информационно-коммуникационным технологиям Евразийской экономической комиссии Гегам Варданян поделился деталями этих переговоров: "Мы подняли вопрос о трансграничном обороте данных между пятью государствами ЕАЭС - Арменией, Беларусью, Казахстаном, Киргизией и Россией. Важно договориться о категоризации данных: какие из них можно свободно передавать из страны в страну, какие - обезличенно, а какие - нельзя вовсе".

О том, что саморегулирование в сфере ИТ предпочтительнее, чем принятие законов, говорил и заместитель руководителя администрации президента РФ Сергей Кириенко, выступая на закрытой встрече "IT-суббота без галстуков" на площадке 25-го Российского Интернет Форума (см. новость ComNews от 24 мая 2021 г.). Он подчеркнул, что государство готово выстраивать нормативно-правовую базу на основе правил и договоренностей, которые участники рынка приняли по собственной инициативе. "Мы вынуждены устанавливать правила сразу во многих сферах, и здесь возникает ощущение: вот раньше не было такого правила, а теперь есть, значит, государство "жестит". Как от этого уйти? Выход - в саморегулировании", - заявил Сергей Кириенко.

Павел Сорокин рассказал, что инициаторы законопроекта о промданных изучали опыт саморегулируемых организаций: "Но у бизнеса есть много вопросов, в том числе о безопасности данных, поэтому нужно создать фреймворк в виде закона, а на его базе уже обеспечивать саморегулирование. Все жестко регулировать не надо!"

Павел Сорокин назвал пять барьеров на пути создания закона о промданных: каждая компания хранит данные различными способами, значительный объем данных не является оперативно доступным, для получения доступа к данным необходимо каждый раз заново разбираться в их формате и модели, отсутствуют единые правила оборота данных (включая безопасность их обращения), высока зависимость от иностранного программного обеспечения.

Максим Паршин добавил: "Для каждой компании данные являются ресурсом, и они могут не понять, если им скажут: "То, что было твоим - теперь общее". Мы можем управлять данными государственных органов, в принципе, то же самое можно сделать и с данными госкомпаний, но они работают на конкурентных рынках, и это ослабит их позиции. Все это требует ответа, который будет непростым и понравится явно не всем. Поэтому решение станет политическим, и кто-то должен взять на себя ответственность за это решение".

Многие компании действительно пытаются на основе корпоративных данных создать новые источники дохода и направления бизнеса, а вместо интеграции платформ с другими участниками рынка стремятся продвинуть свою корпоративную платформу в качестве рыночного механизма.

"В декабре 2020 г. мы представили ML Space ­- абсолютно новую облачную платформу для работы с ИИ. ML Space и суперкомпьютер "Кристофари" - это уникальная для России облачная программно-аппаратная платформа, позволяющая сделать разработку и внедрение алгоритмов машинного обучения (ML) более просто и быстро. Опытным специалистам в области работы с данными она предоставляет удобные инструменты, а компаниям и организациям, не имеющим глубокой ML-экспертизы, дает возможность использовать ИИ в своих продуктах и бизнес-приложениях", - рассказывал недавно в интервью ComNews генеральный директор SberCloud Евгений Колбин (см. публикацию на ComNews от 7 июня 2021 г.).

Национальную цифровую промышленную платформу намерен создать "Росатом". В интервью порталу ComNews Борис Макевнин объяснял: "В состав платформы войдут средства сбора, хранения и интеллектуальной обработки данных на промышленных предприятиях, операционная система, решения для реализации упомянутых Edge-вычислений и повышения "уровня интеллекта" используемых в производственных процессах датчиков, который сейчас близок к нулю" (см. публикацию на ComNews от 27 мая 2021 г.).

Заместитель генерального директора по цифровой трансформации ПАО "Россети" Константин Михайлик с трибуны ПМЭФ-2021 сообщил, что днем раньше на этом же мероприятии "Россети Центр" и Белгородская область договорились о создании инновационной системы управления регионом. "По сути, мы будем использовать свой центр управления сетями в качестве центра управления регионом (ЦУР), - пояснил Константин Михайлик. - Работа будет вестись на базе наших больших данных и в перспективе даст возможность трех-пятилетнего прогнозирования". Он добавил, что умные электросчетчики уже позволяют предсказывать поломки домашней бытовой техники (например, стиральной машины), и "Россети" вполне могут зарабатывать на таких услугах. "Электроустановки существуют не только у нас, но и у нефтяников, и у транспортников, и мы можем обмениваться дата-сетами. Хотя доверие, даже не между прямыми конкурентами, остается в этом главной проблемой", - заключил Константин Михайлик.

Андрей Белевцев привел международный пример - консорциум Open Subsurface Data Universe (OSDU), в котором "Газпром нефть" стала первым российским участником. "Там объединились более 700 мейджеров, среди которых Google, IBM, NVIDIA, Equinor, BP, Shell и др. Но этот консорциум занимается задачей работы с промышленными данными для узкой области - там фокус только на геологические данные и то, что находится под землей", - уточнил директор дирекции по цифровой трансформации "Газпром нефти".

Павел Сорокин привел и другие примеры зарубежных активностей в сфере регулирования оборота промышленных данных - в частности, европейский Data Governance Act. Проект этого документа Еврокомиссия опубликовала в конце 2020 г. Он будет регулировать доступ к государственным данным и свободный обмен данными между различными бизнесами (включая промышленность). "При помощи Data Governance Act Еврокомиссия хочет создать нормативную базу для того, чтобы Европа стала лидером в экономике данных, особенно в промышленных данных", - заявила старший менеджер по политике в ЕС ассоциации European Digital SME Alliance Анника Линк.

Новости из связанных рубрик